СравниБанк. Сравни сложное — просто!
Выбери лучшие условия по кредитам, депозитам, банковским картам, денежным переводам



Зачем бывшие владельцы ПриватБанка Коломойский и Боголюбов забросали государство исками

Зачем бывшие владельцы ПриватБанка Коломойский и Боголюбов забросали государство искамиГосударство получило уже 90 исков по поводу национализации ПриватБанка. Суть претензий разная, ответчики и истцы — тоже. Главное, что пытаются оспорить все инициаторы разбирательств — правомочность решения госорганов, которые, переводя “Приват” в госсобственность, посчитали их связанными с экс-бенефициарами банка Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Cогласно трактовке Нацбанка, все 90 исков — работа самих Коломойского и Боголюбова. Зачем им это нужно? Это просто способ затянуть процесс или у экс-бенефициаров “Привата” есть более четки план действий? Насколько эти процессы способны усложнить жизнь государству в судах против экс-владельцев “Привата”?

Суть претензий

Большая часть исков, которые получило за последние месяцы государствою (42 дела), касаются непосредственно решений специализированной комиссии НБУ по связанным лицам ПриватБанка. Компании здесь действуют по примеру удачного кейса семьи Суркисов, которая в суде первой инстанции отсудила у “Привата” больше миллиарда гривень, конвертированных в капитал банка в рамках национализации.

“Данные иски не направленны на оспаривание процедуры национализации ПриватБанка, они преследуют исключительно материальные интересы их заявителей. Постановлением Окружного административного суда Киева от 17 мая 2017 года уже выиграно дело, по которому истцам возвращены вклады на общую сумму более миллиарда гривень и начисленные проценты по ним. В данный момент это постановление обжаловано в апелляционном порядке” — говорит юрист АФ Pragnum Алексей Фелди.

Менее обширные пласты исков выступают продолжением первой группы (19 и 17 дел) и напрямую связаны с денежными вопросами. Первая часть затрагивает процедуры принудительной конвертации денег клиентов Привата в капитал (bail-in). Вторая — претензии различных компаний, в том числе офшоров, по поводу одностороннего прекращения банком начисления процентов по депозитам.

Истцы по этим делам не обязательно разные. Одна компания могла подать три иска по каждому из типов претензий. Остальные разбирательства прямо исходят от Коломойского с Боголюбовым: четыре иска они подали с целью оспорить саму процедуру национализации ПриватБанка, который НБУ сначала признал неплатежеспособным (претензия именно к основаниям, по которым банк был признан банкротом и передан на время в Фонд гарантирования). Еще два иска касаются вхождения Кабмина в капитал “Привата”. Один — попытка расторгнуть договор поручительства по кредиту рефинансирования, который банк получил от НБУ еще до национализации.

Победить количеством

В НБУ признают: такое количество исков само по себе составляет для государства проблему. Все эти разбирательства нужно сопровождать, что отвлекает юридически ресурсы Нацбанка, который сейчас готовит иски по отношению к Коломойскому и Боголюбову из-за несостоявшейся реструктуризации портфеля связанных кредитов банка.

С другой стороны, в исках фигурирует не только Нацбанк. Как отмечает Юлия Курило из адвокатского объединения “СК Групп”, утверждать, что ответчиком по делу выступает государство не совсем корректно. Кроме НБУ это еще и Министерство финансов и Фонд гарантирования вкладов. Поэтому, по словам Курило, организационно обеспечить сопровождение такого количества процессов, которые проходят одновременно против разных ответчиков, не так сложно.

Проблема в другом. Прецедент Суркисов уже показал, что правовая позиция государства в этих делах не столь сильна. Как поясняет управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз, фактически, Нацбанк не предоставил каких-либо существенных доказательств общих интересов и других признаков связанности между компаниями Суркисов, (в частности А-банком), и “Приватом”. Угроза подобного исхода есть и у этих 90 исков.

“Полагаю, что все ограничится признанием большинства истцов, не связанными с банком, с последующим возвратом им конвертированных в капитал банка средств. А здесь может возникнуть ситуация с превышением пассивов банка его активов, что, в свою очередь, может стать причиной неплатежеспособности банка и, как вариант, вхождения инвесторов в состав акционеров банка” — говорит Мороз.

В чем состоят доводы сторон, узнать невозможно: суд удовлетворил ходатайство одного из участников разбирательства (кого именно — неизвестно) и теперь материалы дела изъяты из публичного доступа.

По словам юриста адвокатской фирмы Goro Legal Евгения Власова, поскольку тактика истцов основана на успехе Суркисов, количество подобных исков, вероятно, будет только расти. Причем большая часть из них будет проходить через административные суды, что позволит, как минимум, сэкономить на судебном сборе и как максимум — добиться более уверенной победы над государством.

“Массовость исков предполагает и увеличение шансов на успех бывших собственников. Локальные победы будут стимулировать государство идти на компромисс. Предполагается, что для бывших собственников ПриватБанка будет достаточно и множества мелких побед, ведь речь в некоторых случаях идет о суммах в шесть и более нолей гривен. Не стоит забывать, что возможен и вариант с обжалованием национализации в Конституционном Суде или Европейском суде по правам человека” — отмечает Власов.

Основной план Коломойского

Локальные задачи, вроде возврата конвертированных в капитал денег той или иной компании — это действительно только составная часть более серьезного плана. Ключевой нюанс содержится в процессуальном законодательстве: факты, которые установлены в каком-либо судебном разбирательстве, по умолчанию считаются доказанными.

Это значит, что в новых судах, где государство будет пытаться взыскать с Коломойского и Боголюбова имущество в счет убытков, понесенных от национализации, ответчики смогут сослаться на уже существующие судебные решения. И на этом основании посчитать претензии государства, как минимум, по тем эпизодам, где оно уже проиграло, беспочвенными.

“Иначе говоря, при последующих разбирательствах (если стороны по делу будут совпадать), обстоятельства установленные при рассмотрении этих дел будут считаться обязательными (установленными) для суда” — говорит Юлия Курило из АО “СК Груп”.

Ситуация с точки зрения экс-собственников Привата облегчается самим порядком, по которому НБУ признает то или иное лицо связанным с владельцами банка. Такие решения принимает специальная комиссиия в Нацбанке. По словам замглавы регулятора Катерины Рожковой, она относит к числу связанных практически всех подозрительных юрлиц, сотрудничающих с банком.

“Мы разработали свою методику и считаем всех подобных юрлиц, сотрудничающих с банком, подозрительными и более того — связанными с ним. И уже задача банка — доказать нам обратное. Параллельно мы смотрим и на другие вещи. Например, носят ли деловые отношения банка и компании исключительный характер, то есть когда юрлицо больше ни с кем, кроме этого банка не сотрудничает” — говорила Рожкова в одном из своих интервью.

Выходит, что если государство проиграет эти 90 дел сначала в судах первой инстанции, а потом — и в апелляции, заново доказать, что истцы по ним связанны с экс-владельцами “Привата” будет уже невозможно. Вместе с тем, по мнению Виктора Мороза из Suprema Lex, перспективы НБУ выиграть апелляцию по делу тех же Суркисов, пока не очень оптимистичны.

“Учитывая, что при пересмотре решения суда в порядке апелляции, суд ограничен в приобщении новых доказательств к материалам дела, сомневаюсь, что существуют перспективы на пересмотр решения суда первой инстанции. А это уже прецедент, позволяющий не исполнять обязательства перед государством без каких-либо последствий и объяснений причин их невыполнения” — говорит Мороз.

Главный козырь государства

По словам Юлии Курило из “СК Груп”, государству нужно учесть опыт суда по Суркисам и более серьезно поработать над своей правовой позицией. В противном случае, придется договариваться, что уже делает перспективу возврата госубытков от национализации “Привата” сомнительной.

“Очевидно, что участие государства в этих процессах довольно затратно. Подача подобных исков требует большой подготовительной работы. Есть опыт Казахстана, который развернул широкомасштабную борьбу против экс-владельца БТА Банка Мухтара Аблязова. Только в Англии было инициировано около 11 процессов, направленных на выявление и арест активов Аблязова и связанных с ним лиц. Учитывая масштабы бизнеса экс-собственников ПриватБанка, в споре государства с ними будет задействовано несколько юрисдикций, что требует тщательной проработки и слаженной координации всех инициируемых процессов” — говорит управляющий юрист МЮФ Kinstellar Никита Нота.

В НБУ о своих планах поведения в этой ситуации не говорят, отмечая лишь, что для него сейчас основное — это материальные претензии к Коломойскому и Боголюбову, а не какие-либо уголовные разбирательства с экс-собственниками или топ-менеджерами “Привата”.

Главный козырь Нацбанка — forensic-аудит, которым занимается американский консалтер AlixPartners — пока тоже скрыт под грифом практически гостайны. Его результаты в Нацбанке надеются получить осенью. Но будут ли такие доказательства достаточными для украинских судов — вопрос пока тоже открытый.

delo.ua  Дата публикации новости 10:05 | 24 Июль 2017
Темы:

Комментарии

Добавить комментарий

Введите слово, изображенное на картинке
 

Средний курс валют на 17.10.2017

Валюта Покупка Продажа НБУ
USD 26,53   26,83     26,6347  
 
EUR 31,13   31,74     31,5781  
 
RUB 0,42   0,47     0,4617  
 
Смотреть наличные курсы, курсы НБУ

Подписка на новости

Получать новости от партнеров