СравниБанк. Сравни сложное — просто!
Выбери лучшие условия по кредитам, депозитам, банковским картам, денежным переводам



Игорь Буймистер: «Инвесторам и банкам никто не гарантирует безопасности их вложений в Украине»

Игорь Буймистер: «Инвесторам и банкам никто не гарантирует безопасности их вложений в Украине»Игорь Буймистер – бизнесмен, хорошо известный в нескольких юрисдикциях экс-СССР. Уроженец Харькова и гражданин Латвии, с 2000 года был вице-президентом, а затем – председателем Совета латвийского Trasta komercbanka. Этим учреждением он владел совместно с украинским предпринимателем Иваном Фурсиным.

В марте 2016 года Trasta komercbanka, который в течение многих лет был важным участником украинско-латвийских бизнес-отношений, перестал существовать: Европейский центробанк отозвал у него лицензию. Правда, пока что Игорь Буймистер не готов обсуждать события вокруг его учреждения, так как последняя точка в этой истории еще не поставлена.

Эти события стали звеном в цепочке проблем латвийских банков. По легенде, через эту страну проходило около 3% всех долларовых расчетов в мире. США попросили у латвийских властей разобраться: а что же за деньги и операции обращаются в этой маленькой стране? Результатом стали множественные проверки, а также штрафы, наложенные на латвийских банкиров.

Корреспондент Forbes встретился с Игорем Буймистром в Риге. Наша беседа была посвящена происходящему в финансовой системе Латвии и тому, какими для стран Прибалтики выглядят перспективы украинского финрынка.

– Банковские системы Латвии и Украины всегда были в тесном контакте. Но количество денег латвийских банков на корсчетах в Украине сокращается. Как сегодня с латвийской стороны выглядит ваше взаимодействие с Украиной?

– Взаимоотношения между банковской системой Латвии и Украиной сейчас нарушены из-за экономических проблем, возникших на фоне политической и внешней ситуации, в которой оказалась Украина. Она считается особой зоной риска, интересы инвесторов к ней очень сильно упали.

Банки, когда держат на корсчетах деньги, преследуют определенные цели. Например, заработать на повышенных процентах: в Европе последний год по депозитам почти что отрицательные ставки.

Но любой размещенный в Украине доллар требует списания с капитала в Латвии доллара в пользу резервов. Таковы внутренние требования латвийской Комиссии по надзору за рынками финансов и капитала. Причем, они определяются индивидуально для каждого банка.

Если ранее норма достаточности капитала составляла 8%, то теперь каждый банк имеет свою норму, которая может меняться хоть каждый месяц, в зависимости в том числе и от количества счетов-нерезидентов в банке и лояльности комиссии к тому или иному учреждению. Сейчас норма достаточности может доходить до 16-17%. И если мы, банк Латвии, размещаем деньги на счетах в банках Украины, у нас должен быть большой свободный капитал, чтобы резервировать его под политические и страновые риски. В Украине непонятны перспективы, непонятна политическая устойчивость. У вас до сих пор не сформировался баланс политических сил.

– Украина стала более опасной из-за того, что войну называют Антитеррористической операцией? Ведь присутствие терроризма – это уже прямой вопрос усиления внимания со стороны FATF и FATCA…

– Именно со стороны FATF и FATCA лоббизма по ужесточению требований финансового регулятора нет. Есть очевидные и более простые факторы: много банков в Украине лишились лицензии, не видно государственной поддержки банков. Правильно это, или нет – спорить не будем. Но для инвесторов это точно формирует непредсказуемый риск в финансовом секторе. Соответственно, инвесторам и банкам никто не гарантирует безопасности их вложений в Украине. Наличие же рейдерства и присутствие разных вооруженных групп делает любой бизнес непонятным.

По этим причинам активность латвийцев в Украине и уменьшилась.  Хотя в Украине можно получать 20% годовых за вклады, предварительно взяв кредиты под 2% годовых в Латвии. Но риск делает такие операции опасными.

– Посол Латвийской Республики в Украине Юрис Пойканс и почетный консул Латвийской республики в Украине Елена Вишнякова подчеркивали, что Латвия по всем поддерживает Украину. Однако, мы видим, что ваш Trasta komercbanka также закрыт. Хотя это была инвестиция из Украины в латвийскую экономику.

– Не скрою, что наш первый за 20 лет убыток мы понесли на рынке межбанковских заимствований, когда закрылся банк «Надра», а через месяц – «Дельта», которые были такими крупными игроками, что никто не верил в возможность их закрытия. И если по Надра Банку можно было понять нестабильность положения, хотя в интересах экономики все-таки было  его рефинансировать, то допустить закрытия Дельта Банка я не мог. в результате мы потеряли много денег на корсчетах.

Например, в 2008 году в Латвии банкротился Parex Bank, но его не закрыли: собственниками стали государство и ЕБРР, банк санировали. Клиенты не пострадали; предприятия, которые обслуживались в Parex Bank, там и остались. Деньги клиентов продолжают работать.

Банк был разделен на два учреждения. Один назван Citadele – туда перешли обязательства Parex перед клиентами и денежные остатки клиентов. Вторая – «плохая часть» – сегодня называется «Акционерное общество Revetna». В нем сосредоточены неденежные обязательства перед клиентами и залоги по кредитам, которые выдавались клиентам банка, например, недвижимость.

– Сколько денег вы потеряли в Украине?

– На корсчетах в банках «Надра» и «Дельта» у нас пропали 12 млн евро. Из-за этого норматив достаточности капитала, индивидуальный для нашего банка, уменьшился на 1,5%. Решение об отзыве лицензии Trasta komercbanka было принято по причинам, которые сегодня я обсуждать не готов.

– Как выглядела ситуация с банками «Надра» и «Дельта» из Латвии? Ведь уже в мае 2014 года Дельта Банк не возвращал валютные депозиты?

– Однако, инсайдеры говорили о том, что с банком все будет в порядке. В подтверждение этого, по моим непроверенным данным, МТС Украина разместила в конце 2014 года депозит в Дельта Банке. Но, согласитесь – когда в банке размещается миллиардный депозит такой компании, как МТС, то разве есть причины волноваться?

Также, «Дельта» была системообразующим финансовым учреждением, которое использовалось правительством для выкупа проблемных банковских активов, и у которого в итоге образовалась обширная сеть клиентов.

После введения в банк «Дельта» внешнего управления, на счета банка поступало много средств от работающих кредитов. И на мой взгляд, государство должно было поддержать такой банк.

– Считается, что по Дельта Банку была принципиальная позиция МВФ – не оставлять учреждение на рынке…

– Это говорит только о том, что политические причины, которые не видны рынку, перевешивают все экономические плюсы.

– Отмечу, что финансовая система Латвии также переживает не лучшие времена. Говорят, что из-за огромного потока оптимизационных операций, которые проходили через латвийские банки, к стране привлечено пристальное внимание чуть ли не ФБР,  и из-за требований США в банках проходит форсированный аудит со стороны американцев…

– Латвийская финансовая система работает в долларах вдвое меньше прежнего, с момента вступления в зону евро. Хорошо, если до вступления в еврозону на латвийскую банковскую систему приходилось хотя бы 1% мирового долларового трафика расчетов. А с 2014 года расчеты у нас идут в евро. И наши клиенты также перешли на евро.

Да, исторически некоторые клиенты остались в долларах. Например, нефтепродукты и некоторые другие биржевые товары торгуются за американскую валюту. Но в 2000-х годах объемы долларовых платежей были намного, намного больше, чем сегодня, и США никакого внимания на этот трафик не обращали. Тогда какие-то вопросы возникали только по двум банкам, которые в индивидуальном порядке наказывали за некоторые сделки. Но к системе вопросов не было.

В начале второго десятилетия 2000-х годов в основных американских банках, служащих расчетными для ЕС и бывших стран СНГ, сменились люди, отвечающие за compliance control – систему по предотвращению отмывания денег. Они получали новые правила игры, связанные с тем, что в американских банках держали счета европейские клиенты, и таким образом американские банки помогали европейскому бизнесу уходить от налогов.

Теперь посмотрим на латвийскую финансовую систему. Она крохотная. Хорошо, если на нее приходится под 1% в расчетах всех банков. Но усилий на нас приходится выделять столько же, сколько на больших партнеров: нужны менеджеры отделов по борьбе с отмыванием денег, нужно тратить время. А заработок от Латвии меньше, чем от крупных рынков. Поэтому, работать с Латвией стало просто не выгодно.

Одновременно, наша Комиссия по надзору за рынками капитала получала упреки со стороны западных партнеров за то, что они плохо исполняют свои обязанности (например, США просили Латвию заменить председателя Комиссии Кристапа Закулиса – прим. Forbes).

– О каких именно партнерах идет речь?

– Это было давление как от европейских политиков, так и от России, которая требовала, чтобы Латвия перестала принимать участие в схемах по выводу денег из РФ. Т.е. вместо того, чтобы отлаживать свой контроль, они перекладывали ответственность на других контрагентов.

По моему мнению, Комиссия не знала, как снять с себя ответственность, и чтобы уйти от постоянных упреков, обратилась к американским специалистам, чтобы они провели в латвийских банках комплексный аудит по системе compliance control. Могу предположить, что ее проводили специалисты, близкие к Федеральной резервной системе.

Их работа была сосредоточена на поиске счетов политически значимых лиц. Если честно, тут ожидали намного более сложной проверки и более тяжелых последствий. И, как следствие, банки сделали еще более обширные анкеты для клиентов и усилили процедуры по аналитике их бизнеса и доходов.

– Как клиенты среагировали на эти проверки? Ушли в другие финансовые системы?

– Отток клиентов в латвийских банках произошел, но не из-за самой комплексной проверки, а из-за того, что открыть счет в латвийском банке стало очень сложно. Требуется множество документов, множество проверок. А в Европе есть юрисдикции, где открыть счет намного проще. Например, Чехия. Кипр. Венгрия, которая активно сейчас обслуживает нерезидентов.

– То есть, через какое-то время с комплексной проверкой от Федеральной резервной систем придут к ним?

– Да, обязательно придут, если правительства будут готовы к этому.

– Но в бизнесе от оптимизации финансовых потоков нет ничего криминального. Эти сервисы есть и в City of London, и в США. Тогда почему банки в таких странах как Латвия подвергаются дополнительным санкциям – хотя подобный банковский бизнес приносил доход государству?

– На мой взгляд, латвийское правительство не смотрит на то, что важно для экономики. После вступления Латвии в Еврозону правительство интересуют отношения с Европой и США, получение грантов, евроденег, преференций, и потенциальные должности в Брюсселе и Страсбурге.

forbes.net.ua  Дата публикации новости 10:33 | 19 Октябрь 2016
Темы:

Комментарии

Добавить комментарий

Введите слово, изображенное на картинке
 

Средний курс валют на 07.12.2016

Валюта Покупка Продажа НБУ
USD 26,36   26,94     26,0974  
 
EUR 28,07   28,93     28,0129  
 
RUB 0,38   0,42     0,4086  
 
Смотреть наличные курсы, курсы НБУ

Подписка на новости

Получать новости от партнеров