СравниБанк. Сравни сложное — просто!
Выбери лучшие условия по кредитам, депозитам, банковским картам, денежным переводам



«А слона-то и не заметили»: репутация PriceWaterhouseCoopers под прицелом

«А слона-то и не заметили»: репутация PriceWaterhouseCoopers под прицеломАктивно обсуждаемой в финансовых кругах темой становится судьба аудиторов ПриватБанка. Этот крупнейший украинский банк в конце 2016 года был признан неплатежеспособным, после чего государство Украина в лице Министерства финансов стало собственником 100% акций учреждения. В качестве основной причины, по которой банк стал государственным, было названо состояние его активов: согласно информации главы Национального банка Украины Валерии Гонтаревой, 97% кредитов банка были выданы своим же акционерам.

Однако подобные факты не отражены в аудиторском заключении, выданном банку компанией «большой четверки» – PriceWaterhouseCoopers. Последнее такое заключение было подписано в конце июля 2016 года – когда по рынку уже активно расходилась информация о сложностях в работе ПриватБанка. А через 1,5 месяца после этого НБУ начал выступать с официальными заявлениями относительно проблем банка – озвучивая данные, которые серьезно расходились с заключениями одной из самых дорогих и авторитетных аудиторских структур.

PriceWaterhouseCoopers входит в «большую четверку» глобальных аудиторов, наряду с E&Y, Deloitte & Touche и KPMG. В Украину эти игроки международного рынка, аудиторы «первого класса», пришли еще в начале 1990-х – в том числе, под ряд проектов Мирового банка.

Вопреки блестящей репутации, даже эти компании время от времени оказываются в центре финансовых скандалов. Так, ранее «большая четверка»  была «большой пятеркой»: в ее состав входила и компания Arthur Andersen. Которой, впрочем, пришлось свернуть свою деятельность в 2002 году – после истории с банкротством энергетического концерна Enron, аудитором которого она выступала. А PwC в 2015-м обвинялась счетной комиссией парламента Великобритании в массовом содействии уклонению от налогов в разных странах мира, о чем говорится в соответствующем отчете.

Условный позитив

Сегодня в отношении PwC опять формируется неоднозначная ситуация – ведь именно эта компания заверяла отчеты для ПриватБанка. Последнее аудиторское заключение определено как «условно-позитивное», хотя в нем подчеркивается, что к ряду показателей банка у аудитора есть вопросы.

В частности, в аудиторском заключении к отчету ПриватБанка за 2015 год, заверенном PwC 22 июля 2016 года, указывается: «В 2015 и в 2016 годах, до даты этого отчета, банк получил право собственности на залоговое имущество для урегулирования задолженности по кредитам и авансам клиентов. Руководство банка не завершило оценку возможного влияния этих операций на перечень связанных сторон Группы, и на соответствующее раскрытие информации в отдельной финансовой отчетности. В результате, у нас не было возможности получить достаточно приемлемые аудиторские доказательства относительно полноты раскрытия информации … за 2015 год. Соответственно, у нас не было возможности определить потенциальную необходимость корректирования в формате представления остатков по операциям и операциям со связанными сторонами».

При этом, в результате последовавших проверок НБУ проблемным был признан почти весь портфель банка – 97% выданных кредитов. Тут важно учитывать, что при проведении аудита компания делает выборку из кредитного портфеля, запрашивая по выбранным компаниям все дела и все документы. Сама выборка производится с использованием математических методов, которые могут отличаться в зависимости от аудитора. Но фактически то, кого из портфеля будут проверять аудиторы, определяет не проверяющий и не банк, а математика – при отсутствии коррупции в системе.

Хотя, надзор НБУ тоже должен видеть состояние банка. И не несколько раз в году, как аудитор, а в режиме 24/7. «Я не думаю, что в случае с портфелем «Привата» есть вина надзора. Национальный банк не занимается начислением резервов. Он может только прийти и проверить, как банк эти резервы начислил. Поэтому основной фронт ответственности лежит на банке. Далее – на аудиторе, и только потом – на надзоре. И далее – на рейтинговом агентстве», – говорит главный финансовый аналитик рейтингового агентства «Эксперт-Рейтинг» Виталий Шапран.

В самом же ПриватБанке не склонны усматривать корень проблем в действиях аудитора. «Аудит был нормальным для методики оценки активов, которая действовала до национализации учреждения», – объясняют в банке. Впрочем, бывшие топ-менеджеры «Привата» называли оценку, примененную НБУ, неприемлемой.

Экс-член наблюдательного совета ПриватБанка Виктор Лисицкий считает произошедшее с банком не национализацией, а экспроприацией. «Термина «национализация» вообще нет в украинском законодательстве. А методики оценки, которые применялись к активам ПриватБанка, не учитывают ни катастрофический спад в экономике за последние три года, ни реальное положение дел в стране, – говорит он. – А те строгие методики, которые были применены к «Привату», не применяются даже в ЕС».

Еще до аудиторов PwC оценку активов проводили оценщики «Привата». В их среде бытовало мнение, что ПриватБанк работает только со связанными лицами. «У «Привата» были очень жесткие и закрытые правила по работе с оценщиками. Только оценщик, назначенный центральным офисом, мог выполнять работы по оценке имущества и имущественных прав банка или его заемщиков», – говорит заместитель председателя Украинского общества оценщиков Алексей Амфитеатров.

По его словам, аудитор, подтверждая баланс банка, должен был проанализировать качество кредитного портфеля и его справедливую стоимость, в том числе стоимость активов, которые выступали в качестве обеспечения. «Аудитор проверяет правильность ведения бухучета и составления финансовой отчетности, в которой активы должны быть отражены по справедливой стоимости. При подтверждении баланса банка, аудитор может использовать оценки, которые провел сертифицированный субъект оценочной деятельности. Он может сделать допущение о том, что верит оценщик», – объясняет Амфитеатров, добавляя, что если оценка вызывает сомнение, то аудитор должен провести процедуры проверки справедливой стоимости.

Чего не сделали в PwC

Forbes обратился к участникам и экспертам рынка, попросив разъяснить, какие промахи могли допустить аудиторы PriceWaterhouseCoopers при работе с отчетами ПриватБанка, и как в подобных ситуациях аудиторская компания может защитить свое честное имя. По их словам, прежде всего, компания не должна жертвовать своей репутацией и заступаться за клиента, который допускает, например, махинации с отчетностью. Аудитор всегда может отозвать свой отчет, и такие случаи в Украине были даже среди компаний «большой четверки».

В противном случае претензии могут быть предъявлены к той же PwC, вплоть до запрета работы с банками. Замену подыскать вполне реально: сегодня в соответствующем реестре НБУ значатся 24 аудитора, которые могут проводить аудит банков. Из которого, впрочем, по разным причинам уже исключались компании – например, BDO.

«У банков есть множество схем для манипуляций с резервами и кредитами: списание через факторинг, перекредитование через новые компании и т.д. Также, от резервов зависят налоговые выплаты банков, поэтому банкиры могут быть заинтересованы как в недорезервировании, так и в формировании избыточных резервов, манипулируя с кредитным портфелем», – рассказывает Виталий Шапран.

По его словам, на рынке было много ситуаций, когда аудитор рассказывал, что ситуация  в банке нормальная, что, однако, в дальнейшем не находило своего подтверждения. «Потом приходил Фонд гарантирования вкладов, и находил на балансе 400-500 млн гривен мусорных бондов. И по «Привату» многие из моих вопросов уходили в «пустоту», – сетует Шапран.

На финансовом рынке уже несколько дней обсуждают, почему PwC не отозвали свой отчет. Эта тема еще больше подогревается информацией о том, что один из ведущих аудиторов компании, ранее отвечающих за банковский сектор, в 2016 году выехал в Российскую Федерацию. 

Документацию «Привата» изучают и правоохранители. «Сейчас идет рецензирование оценочных работ для ПриватБанка. Во-первых, проверяется оценка  рыночной стоимости имущества и имущественных прав для рефинансирования ПриватБанка со стороны НБУ. Во вторых, проверяется определения стоимости обеспечения кредитов, выданных банком. Эти данные проверяются по запросу Генеральной прокуратуры. Полученная информация будет направляться на рецензирование или во ФГИУ, или общественной организации оценщиков», – рассказывает Алексей Амфитеатров.

Кроме отзыва отчета, были и другие варианты действий PwC. У каждой крупной аудиторской компании есть подразделение по оценке. PwC могли сделать соответствующую оценку состояния активов «Привата» своими силами, провести экспресс-анализ и дать более детальное объяснение процессам, которые происходили в банке. Таким образом, можно допустить, что прописанное PwC в заключении – это некий компромисс, который заранее обезопасил аудитора от претензий.

Со стороны МВФ уже звучали требования выбрать до 1 января нового аудитора для ПриватБанка. Но поскольку закончить работу, возможно, потребуется до 1 мая, далеко не всем компаниям столь непростое и масштабное задание может оказаться по плечу. Не исключено, что PwC всеми силами постарается повторно стать аудитором «Привата», чтобы восстановить свою репутацию. При другом сценарии ее место может занять, например, компания Deloitte & Touche, которая давала заключение отчету самого НБУ. Также, ПриватБанк работает в Латвии с KPMG. Претендовать на контракт могут и E&Y.

Примечательно, что, по данным источников Forbes, информация, которую НБУ на протяжении последнего времени получал в процессе проверок ПриватБанка, подавалась на согласование в Международный валютный фонд. Первоначальная задача, которая стояла перед оценщиками НБУ по «Привату» – обоснование докапитализации на 31 млрд гривен. Отчеты оценщиков ПриватБанка верифицировались как в НБУ, так и в МВФ. В том числе, проверялась и согласовывалась информация по залогам «Привата» и залогам кредитов рефинансирования.

В связи с этим возникает резонный вопрос: почему при оценке состояния портфеля банка каждый раз возникают новые методики – если ранее даже МВФ имел доступ к данной информации. Объяснение, возможно, состоит в том, что данные для МВФ предоставлялись неполные.

Очевидно, что по результатам проверок, организованных силовиками, к аудитору банка, и особенно к оценщикам, могут быть применены санкции. При другом развитии событий, в случае судов в Лондоне, которыми угрожают связанные с группой «Приват» компании, слово PwC может звучать уже против самого НБУ.

forbes.net.ua  Дата публикации новости 10:20 | 17 Январь 2017

Комментарии

Добавить комментарий

Введите слово, изображенное на картинке
 

Средний курс валют на 17.11.2017

Валюта Покупка Продажа НБУ
USD 26,50   26,75     26,4764  
 
EUR 31,08   31,62     31,1654  
 
RUB 0,40   0,45     0,4414  
 
Смотреть наличные курсы, курсы НБУ

Подписка на новости

Получать новости от партнеров